+16° С
USD
61,2610
-1,2717

EUR
72,2390
-1,0931

Все новости этой рубрики>

"Горы – как космос. Важно быть первым": тюменец Тимур Гайнуллин об альпинизме и тонкой грани между отвагой и безрассудством

24 апреля, 13:45 3090
У каждого нормального человека есть тяга к стихии. Один любит море, другой – небо, а третий – горы. При этом он не считает, что горы – его дом. И вовсе не мечтает однажды остаться там навсегда. Tumix продолжает серию публикаций на тему отваги: наш новый герой – Тимур Гайнуллин, альпинист, президент Тюменской региональной федерации альпинизма.

Зачем люди поднимаются, преодолевая массу трудностей, чуть ли не к небесам? Покоряются ли им горы в самом деле, или это всего лишь наша человеческая иллюзия? Тимур Гайнуллин уверен, что каждого из нас привлекает своя стихия...

– В моем понимании, если ты на море под парусом, или на плоту – это стихия настоящая, не так, как если ты просто с берега любуешься барашками на волнах и немножко плаваешь. Важен момент единения: ты – и море, ты – и горы. Одни отправляются в горы спокойно полюбоваться красотой (горы прекрасны!), а потом спускаются на вкусный ужин в теплый отель – это одна история. Другая – подняться повыше, поставить палатку, но при этом четко знать, что рядом с тобой инструктор, у которого все под контролем. И третий момент – когда ты идешь на реальное восхождение в маленькой группе единомышленников или вовсе с напарником. Для меня самое лучше восхождение, конечно, с напарником.

Счастье, когда у тебя есть отличный напарник. Мне повезло, у меня напарник – Алексей Карпенко. Мы вдвоем были и на Килиманджаро, и в Гималаях, много где. Сейчас он больше не делает восхождений, только ездит с нами на скалы, помогает готовить молодых ребят. Считает, что надо вовремя остановиться. Алексей сделал свой выбор в пользу семьи, детей. Все ведь очень тонко. К примеру, и ты сильный, и напарник, и опыта навалом, и снаряжение крутое – а один камень всего слетит в голову и… Никто, конечно, не верит в собственную смерть, каждый думает, что он непременно выживет, тем не менее, немало мастеристых альпинистов погибает. Горы постепенно забирают.

Обладатели "Золотых ледорубов" Алексей Болотов  и Александр Ручкин погибли: один– в 2013-м в районе Джомолунгмы, второй– в 2015 году в Перу. В честь Ручкина совершил свой невероятный прыжок знаменитый российский и советский альпинист и бейсджампер Валерий Розов – 25 октября 2016 года с Чо-Ойю, установив тем самым новый мировой рекорд. Сам Розов погиб в Непале в ноябре 2017-го.

Розов никогда не хотел умереть в горах. Тем не менее, это произошло. Опять же – та самая тонкая грань между отвагой и безрассудством. 

"Если парень в горах – не ах..."

Человек говорит, что страстно мечтает об Эльбрусе и готов за это отдать свою жизнь – я такого не беру в маршрут. За 15 лет, что вожу людей в горы, таких ни разу у меня в группе не было. Я советую подобному мечтателю выбрать программу попроще, в крайнем случае, даже говорю, что не рекомендую ему заниматься альпинизмом. Когда за спиной десятки восхождений, ты уже трепетно относишься не к своим нежным ощущениям, а к команде. Фантазеры идут так, как будто они одни. Не заботятся о других, им просто не приходит в голову, что надо помочь тем, кто слабее. Скажешь – удивляются. Такой человек может быть достаточно неплохо подготовлен физически, вынослив, идет хорошо, но не альпинист по сути своей. 

Да, в 90-е система подготовки альпинистов в нашей стране сломалась, как многое другое. Но остались наставники, которые выучили нас, а мы еще в состоянии передать их и свой опыт следующим поколениям. Одной из ключевых составляющих является то самое умение быть в группе, если, конечно, ты осознанно не выбрал путь одиночки. Я говорю о том, что невозможно быть одиночкой в группе. Горы раскрывают человека на сто процентов. 

В городе нам кажется, что мы щелкаем наши проблемы как орешки. А какие проблемы-то на самом деле? Смотри, чтоб под машину не попасть, сам води аккуратно, зуб заболит – сходи вылечи или выдерни. В горах все иначе. На это время ценности меняются полностью. Поднялся на какую-то серьезную высоту, 3800 метров, – голова болит, что-то давит, ноги отваливаются от усталости, кровь стучит. Да еще не выспался от того, что неправильно поставил палатку. А с утра надо выйти из нее, набрать чистого снега, чтобы вскипятить воду, помочь девушкам с дежурством. Вот тут все и обнаруживается – кто справляется с собой, а кто начинает ныть и портить жизнь всем подряд. Таких сразу видно. (улыбается) Они в подобном состоянии снег не стряхивают, заходя в палатку. Сейчас многие так называемые альпинисты больше надеются на свой кошелек – я, мол, заплатил, так помогай мне, неси, веди, утешь, вылечи, вызови вертолет. Сложно с ними.

Наиболее ценные для меня те, кто идет ради самого восхождения, а не ради селфи на вершине. Эти люди самые интересные, потому что не безбашенные (ах, за миг на вершине все отдам!), потому что они сливаются со стихией, осознанно становятся ее частью. Они полностью отдают себе отчет что и зачем делают. Обнуляют мозг от проблем и суеты, перезагружаются полностью и...возвращаются к обычной жизни, которую начинают ценить по-новому. Простые вещи ты уже видишь под другим углом зрения: рад, что в кране есть вода, а еще и горячая – вообще счастье!

Мы с друзьями тоже уезжаем на такую перезагрузку на скалы под Екатеринбург. Вешаем веревки, лазим по скалам, готовим еду. Разговариваем и молчим. И нам хорошо.

Горы знают, что их покоряют?

Говорят же "покорить вершину", "покорить Эверест" – но разве горам не все равно, что думает о них человек? Не наше ли это тщеславие? Или иллюзия? Человек ушел, а вершина осталась на следующие миллионы лет. И потом, гипотетическому нашему прапрадедушке было не до покорения гор, кроме, конечно, случаев, когда надо было там укрыться от врагов или поохотиться. Тимур говорит, что горы – это как космос. Важно быть первым – как Гагарин навсегда остался первым космонавтом на Земле. Такова человеческая природа.

– Зафиксировано, например, что первым покорил "вершину богов", как называют Эверест, новозеландец Эдмунд Хиллари в 1953 году. Сделал он это не один, а в компании с аборигеном тех мест.

Первые советские альпинисты готовились к Эвересту очень серьезно – вся группа состояла из достойных людей, случайных пассажиров среди них не было. Экспедиция состоялась весной 1982 года. Восхождение на Эверест было посвящено 60-летию образования СССР, по сути дела, это было политическое событие. Восхождение совершалось по более сложному маршруту, чем у их предшественников – по контрфорсу юго-западной стены. Сборная команда насчитывала 25 человек, но до вершины добрались 11 альпинистов. Это были по-настоящему отважные люди, которые шли до конца. Многие из них травмировались, у некоторых потом из-за обморожений ампутировали пальцы. Понимаете, отвагой было пойти на вершину с тем снаряжением, какое у них было – тяжелая ватная одежда, кислородные баллоны, словно акваланги... 

Для меня одним из самых сложных восхождений оказался Ама-Даблан в Гималаях. Погода плохая – муссон начался раньше, чем предполагалось. Физически было очень тяжело. Из шести человек в нашей группе к вершине поднялись четверо. Двое сошли с маршрута.

Кто остался навеки в горах

На вопрос "верно ли, что на Эвересте то там, то здесь лежат тела погибших альпинистов?", Тимур кивает головой. – Не только на Эвересте, на Памире – на пике Ленина тоже. Там, например, лежит поляк, закопанный в снег. Жена спросила сколько стоит снять тело оттуда – и отказалась из-за дороговизны. Советским альпинистам там установлен памятный знак.

Спрашиваю Тимура приходилось ли ему спасать других в экспедициях. Он говорит, что боится слова "спасать", слишком оно какое-то гордое.

– Мы так, помогаем. Если ты настоящий альпинист, ты никогда не оставишь человека, если ему еще можно помочь. Если идешь с напарником, вас двое на веревке и один падает – ты обязан его спасти, страхуя чего бы это ни стоило, даже жизни твоей. В других случаях – помочь. Но, к сожалению, так поступают только россияне. Остальные проходят мимо.  

В 1996 году группа скалолазов из Японии при восхождении на Эверест встретилась с тремя индусами – альпинистами, находившимися в полуобморочном состоянии. Они погибли, потому что японцы не оказали помощь "конкурентам", равнодушно пройдя мимо. В 2006 году 42 альпиниста вместе с телевизионщиками канала "Discovery" равнодушно прошли мимо погибавшего от переохлаждения англичанина Дэвида Шарпа, к тому же пытались взять у него интервью и сделать фотоснимки. В итоге смельчак, рискнувший в одиночку покорить Эверест, погиб от обморожения и кислородного голодания. (Об этих фактах писал fb.ru)

"Снежный барс" Анатолий Букреев был гидом американской коммерческой экспедиции на Джомолунгму в 1996 году. Он ночью в одиночку спас трех человек – в снежную бурю по очереди дотащив их до лагеря. Вот пример настоящей отваги! Примерно через год он сам погиб под снежной лавиной в районе горы Аннапурна. Его подруга из США – врач и общественный деятель Линда Уайли установила памятник у подножия этой горы – традиционную буддистскую каменную пирамиду. На табличке – фраза, однажды оброненная Анатолием: "Горы не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они – храмы, где я исповедую мою религию"

100 восхождений паренька из Урая

Тимур Гайнуллин в школе северного города Урай занимался спортивным туризмом и в 15 лет стал кандидатом в мастера спорта по этому виду. Но у него были особые наставники – семитысячники, люди, покорившие вершины этой высоты. Логично, что следующей его высотой стали горы. Сначала летний лагерь, где все как в армии – подъем, отбой, собрать-разобрать примус с закрытыми глазами и прочее. Через два года занятий из 15 желающих стать альпинистами он остался один. В 17 лет уже пошел серьезно в горы. В 19 – будучи студентом тюменского "нефтегаза" (ныне – Индустриальный университет) – поднялся на Эльбрус.

"Если вы сидите где-нибудь в Гималаях и тишина окружает вас – это Тишина Гималаев, а не ваша. Это не поможет. Вам нужно найти свои собственные Гималаи внутри себя." ~ Ошо 
Фотография шерпа Navanga медитирующего перед восхождением на Ама-Даблам 6856 (Гималаи) в составе нашей команды. Предпоследний лагерь на стальном выступе 5900 метров. (
написано на страничке Тимура ВКонтакте)

100 восхождений – это, честно говоря, приблизительная цифра. Он давно уже сбился со счета. Есть любимые места. Например, в Непале у него масса друзей и он периодически навещает их. Неважно, что эти добрые жители деревни не слишком "спикают" по-английски. Сам Тимур тоже объясняется на чужом языке весьма примерно. Это все пустяки. Они понимают друг друга и без слов. 

Впечатляет программа Тюменской региональной федерации альпинизма на предстоящий сезон, который начинается с мая. На сайте расписание на ближайшую жизнь: Гималаи, Эльбрус, Монблан, вулкан Арагац в Армении, Казбек – в Грузии.

Горы, скалы, стихия...  Тимур говорит, что рыба всегда захочет вернуться в воду. Так и с горами. Нельзя уйти от того, что любишь.

По теме "Отвага":

Сергей Осинцев отрицает демократию в театре и говорит, что отважный герой сегодня не в моде

После потери ног, дрессировщик львов Виталий Смолянец сам стал легендой цирка

Драконозависимый Дмитрий Петрулев рассказал о своем понимании отваги

Людмила Янгельских. Фото из архива Тимура Гайнуллина.
Уважаемые читатели! Убедительная просьба, оставляя комментарии, не использовать ненормативную лексику и оскорбления. В противном случае Ваш комментарий будет удален!
Также следите за последними новостями через Вконтакте и Facebook.