-5° С
41 день
Все новости этой рубрики>

Юридическая неделя в Тюмени: игры директоров, войны и войнушки, и почему не надо связываться с холостяками

20 апреля, 11:02 1296
Нечестные игры партнеров по бизнесу, субсидиарная ответственность, корпоративные конфликты и семейный кодекс, а также спасательный круг в виде корпоративного договора – вот основные темы первого дня IX Юридической недели в Тюмени и форума "Партнерство в бизнесе: война и мир".
фото: tumix.ru

На форум собрались более 100 участников, среди которых много юристов и адвокатов, они сошлись в одном месте, чтобы поделиться опытом и узнать новые практики защиты бизнеса при партнерских отношениях.

Ни один корпоративный конфликт не приводит к выигрышу ни одной из сторон, корпоративные войны хорошо не заканчиваются, бизнес всегда терпит убытки или вовсе разоряется. Эту информацию необходимо доносить до каждого, кто решает развязать войну – таков был основной посыл мероприятия.

"Надо понимать, что от корпоративных споров и многолетних судебных тяжб выгорают и сами юристы. Хотя это их хлеб, но сколько примеров, когда хорошие профессионалы, после пяти-семи лет ведения одного дела, бросают практику и уезжают чуть ли не в деревню", – говорит генеральный директор ООО "БМ-СИНЕРЖИ Жанна Матвеева.

А пока те, кто еще остались в деле и вынуждены стоять на передовой в войне между бывшими партнерами, рассказали о том, как если не выиграть в войне, то хотя бы минимизировать потери.

Темные игры директоров и что за это бывает

Так, Управляющий партнер ЦПС "ЛЕКСФОРТ" Игорь Журиков из Омска рассказал о трех самых распространенных "играх" директора, когда он начинает водить за нос собственников бизнеса и пытается перетянуть все дела на себя.

"Самый примитивный способ пытаться обратить все дела в свою пользу, это начать заблуждаться и думать, что теперь я сам справлюсь с нашим общим делом", – замечает Журиков.

Как правило, когда бизнес начинают несколько человек, обязанности между ними делятся согласно специфике работы. Если один инженер, а второй маркетолог, то соответственно обязанности между ними распределены так, что один контролирует производственные процессы, а второй занят заключением договоров и контрактов. И вот в какой-то момент инженер решает, что все взаимоотношения с заказчиками и контрагентами выстроены, и он больше не нуждается в другом человеке, своем партнере. "Человек начинает отстранять от всех финансовых дел своего партнера, а сам нецелесообразно использовать прибыль от их совместного  предприятия. Например, покупать дорогие автомобили в личное пользование, выводить в частные руки крупные суммы денег и все заканчивается делами в арбитражном суде", – рассказывает Игорь Журиков.

Второй способ такой нечестной игры руководителя: "снаружи все законно, но не все законно". Это когда, дела вроде бы ведутся честно, но если начать разбираться, внутри можно увидеть одно злодейство, поясняет Игорь Алексеевич.

И третий способ – самый искусный, когда все дела бизнеса максимально закрыты от собственника. Журиков привел пример, когда в течение 10 лет директор привлекал к ведению бизнеса сторонние компании. Все эти компании якобы не были аффилированы между собой, однако, только на первый взгляд. Третьи лица стали брать часть функций головной компании на себя, а дирекция впоследствии через них могла выводить прибыль в свой личный карман. "Сейчас, чтобы выиграть дело, нам приходится доказывать аффилированность этих компаний. К примеру, искать связи между директором и женой институтского друга директора", – рассказывает управляющий Центра правовых стратегий.

А всего этого можно было избежать, тем более, что в юридической практике часты случаи, когда собственники проигрывают директору, так как его причастность к махинациям доказать всегда сложно.

"Ошибка участников бизнеса в том, что собственники не делают ревизию своего бизнеса, не контролируют директора компании, тогда как такая практика должна стать обыденной в партнерстве", – уверен Игорь Журиков.

Звездные войны, как пример корпоративных конфликтов

Директор ЮК "АСПЕКТ" Степан Матаев решил не утомлять присутствующих сухими докладами, а показал войну между партнерами в виде слайд-шоу, а прототипами действующих лиц стали Дарт Ве́йдер и Морфеуc.

Противостояние главных героев фильмов "Звездные войны" и "Матрица" начинается с переписки сначала вежливой, потом жесткой, затем переходит к собраниям участников, дабы отстранить от дел одного из партнеров, после конфликт выходит за рамки компании и эволюционирует до судебных исков.

А когда сор из избы вынесен, к конфликту подключаются третьи лица, такие как сотрудники Роскомнадзора, налоговой инспекции, арбитражного суда, полиции, прокуратуры, следственного комитета, снова полиции, СМИ, суда общей юрисдикции и, наконец, арбитражный управляющий.

Степан Матаев призывает понять, что последствия корпоративных войн сравнимы с пожаром, поэтому всегда следует убеждать партнеров не развязывать конфликт, а договариваться о мире, если же война неизбежна, действовать только законными и этичными методами.

"Сериал, который я вам только что продемонстрировал, является реальным делом, которое длится уже четыре года, и неизвестно когда закончится", – подытожил выступление Матаев.

Семейным правом заниматься "стремненько", а дети – наше все

Семейное законодательство не цивилизовано, принималось оно еще в то время, когда понятия не имели ни о дележе имущества, но и корпоративных войнах и привлечению к ним родственников конфликтующих сторон. Эксперт практики семейного и наследственного права Елена Попова утверждает, что именно поэтому и еще потому, что семейное право относится к судам общей юрисдикции – заниматься семейными делами "стремненько".

Елена Попова рассказала о том, как партнерам удается при конфликтных спорах отвоевать бизнес, или хотя бы его часть при помощи семьи.

К примеру, вы заключаете сделку по покупке доли в уставном капитале с человеком, который клянется вам, что холост, показывает вам паспорт, пишет нотариально заверенную бумагу, что не состоит в браке. Вы спокойно заключаете с ним сделку, а через пять лет, вдруг, появляется супруга или супруг, которые утверждают, что их брак заключен на территории другого государства, например, Узбекистана. Более того, законная половина не была поставлена в курс каких-либо сделок с уставным капиталом предприятия супруга или супруги, а значит, через суд может оспорить сделку. И скорее всего, выиграет, так  как закон в нашей стране в первую очередь защищает интересы семьи, рассказывает Попова.

"Не вступайте в партнерские отношения с холостыми – вот мой совет", – предупреждает эксперт.  

Однако опасность для потенциальных партнеров представляют не только холостяки, но и алиментщики, в частности, когда алименты выплачиваются на детей. В этом случае кредитор может отчислять до 90% своего дохода на детей, и суд вполне может признать его действия правомерными. "В этом конкретном случае, 90% – это 50 тысяч рублей, а дети живут в Москве, так что все вполне обосновано", – поясняет Попова.

"Интересы детей для суда – это как красная тряпка… Девиз  – "этождети", бьет все", – добавляет она.

Однако Попова замечает, что если вы стоите по другую сторону баррикад, то с помощью детей и через алиментное соглашение можете вывести из под удара хотя бы часть активов.

Корпоративный договор как панацея от всех конфликтов?

Как избежать корпоративных войн? Об этом стоит подумать заранее, считает управляющий партнер ЮФ "ЮСКОНСАЛТ" из Новосибирска Евгения Бондаренко.

Подумать – и сразу на берегу составить корпоративный договор, который сможет обезопасить от возможных войн по ходу плавания по волнам бизнеса.

В данном договоре следует прописать, кто за какой фронт работ будет отвечать и какой частью бизнеса управлять; как будет вестись контроль всей деятельности и как распределятся обязанности между участниками; как будут делить прибыль; какова будет ответственность и наказание для тех, кто решит вести нечестную игру.

"Для того, чтобы исключить одного из партнеров из бизнеса, нужно приложить неимоверные усилия, при корпоративном же договоре решение этого вопроса можно значительно облегчить", – уверена Бондаренко.

Руководитель судебного агентства "Барристер" Эльвина Лукманова из Уфы сообщила, что норма корпоративного договора в России была признана сравнительно недавно, в 2009 году. В Европе, а точнее в Англии, впервые отсылка к корпоративному договору была сделана еще в 1844 году. А в связи с недавней практикой применения корпоративных договоров, у них есть и свои минусы. Во-первых, низкая правовая культура, во-вторых, распространяется такой договор не на всех участников бизнеса, а только на тех, кто поставил под этим документом свои подписи. И, в-третьих, небольшой срок давности таких договоров. "Следует сразу прописывать, на какой срок заключен договор. А еще лучше законодательно закрепить его срок действия, к примеру, на 10 лет", – добавила Лукманова.

За время юридической недели ее участникам еще предстоит узнать о банкротстве в бизнесе, налоговых трендах и провести судебные поединки. А также просчитать уголовные риски в бизнесе.

Мария Лузгина
Уважаемые читатели! Убедительная просьба, оставляя комментарии, не использовать ненормативную лексику и оскорбления. В противном случае Ваш комментарий будет удален!
Также следите за последними новостями через Вконтакте и Facebook.