+8° С
EUR
69,7197
+0,0666

USD
59,3612
+0,1122

Все новости этой рубрики>

Доступна ли "Доступная среда": тюменец рассказал о подводных камнях госпрограммы

24 июля, 13:47 705
Настолько ли доступна "Доступная среда" для инвалидов? Действительно ли государственная программа направлена на то, чтобы сделать жизнь маломобильных групп населения лучше? Спецкор портала Tumix.ru поговорил об этом с инвалидом по зрению, жителем Тюменской области Алексеем Боровиковым.

В действительности, Алексей сам обратился к нашему специальному корреспонденту с просьбой опубликовать его статью. Как рассказал молодой человек, он – инвалид по зрению (первая группа), однако этот факт не препятствует самостоятельному написанию материалов.

"На ноутбуке установлена специальная программа экранного доступа, которая озвучивает всё. Написал даже книгу жизни незрячих людей. Снимаю видеоролики о том, как можно без помощи зрения жить полноценно", – поделился с журналистом ялуторовчанин.

В своей статье Алексей предостерегает читателей: "У вас, скорее всего, могло сформироваться четкое представление о том, что все мое повествование строится на принципе "Как у нас все хорошо и замечательно". Спешу вас огорчить и заранее предупреждаю тех, кто уже успел надеть розовые очки – не все так гладко и превосходно, как кажется на первый взгляд".

Так что же не так с этой самой государственной программой "Доступная среда", которая направлена на социализацию и адаптацию инвалидов в обществе? На этот вопрос Алексей ответил более чем подробно:

"Гигантское количество пандусов, способных скорее покалечить, чем помочь, заполонило нашу необъятную Родину. Зачастую работники железнодорожных вокзалов предлагают инвалидную коляску тотально слепому человеку, а во многих государственных и частных учреждениях при виде человека с тростью спрашивают: "Вы плохо видите?", а после получения утвердительного ответа говорят: "Вам нужно пройти вот к тому столику". Удивительным остается и то, что до сих пор самые, казалось бы, первоочередные объекты общего пользования не оборудованы специальными условиями для инвалидов".

По словам Алексея, здание Тюменского автовокзала было спроектировано без учета нужд маломобильных групп населения. Данное обстоятельство не вызывает у молодого человека удивления, так как во время строительства требований, применяемых к современным зданиям, просто не существовало. 

"Во время проведения ремонтных работ на автовокзале появилась особая тактильная плитка, позволяющая незрячим людям при помощи трости обнаруживать препятствия на пути своего следования. Согласно нормативным требованиям подобная плитка должна располагаться на расстоянии 50 см от предполагаемого препятствия. Не знаю, какой документацией руководствовались те, кто принял решение разместить тактильную плитку прямо в рамке безопасности, которая, между прочим, и является возможным барьером на пути незрячего человека", – рассказал Алексей. 

Но самое страшное, по мнению жителя Ялуторовска, когда при "решении судьбы" человека ("я имею в виду прохождение специальной медико-социальной экспертизы") встречаются подобные глупости. К примеру, в начале февраля прошлого года Алексей проходил очередное переосвидетельствование в областном бюро медико-социальной экспертизы в городе Тюмень. 

"На удивление, комиссию я прошел быстро, а работавшие со мной эксперты заверили, что теперь мне не понадобиться проходить обследования на предмет оздоровления и что группа инвалидности останется моей верной спутницей на всю оставшуюся жизнь. Правда, я и сейчас не понимаю, с какой целью медицинской комиссии, обследовавшей инвалида по зрению, понадобилось знать, какой у меня рост и вес, есть ли на моей коже какие-либо повреждения и как я реагирую на постукивание специального молоточка невропатолога. Я, честно говоря, так и не дождался обследования глаз..."

Вернувшись в родной Ялуторовск, Алексей погрузился в привычный круговорот событий и стал готовиться ко Всероссийскому конкурсу самодеятельных поэтов среди членов общества слепых, который должен был состояться в г. Петрозаводск. Все его мысли были посвящены предстоящей командировке. Однако в один из морозных февральских дней в почтовом ящике молодой человек обнаружил довольно толстый конверт, как выяснилось позже, от Федерального бюро медико-социальной экспертизы. 

"Письмо пришло как нельзя кстати, так как грядущей весной я планировал устроиться на работу. Когда мои знакомые прочли содержание программы реабилитации, моему возмущению не было предела. Во-первых, мне были противопоказаны всяческие командировки, которые в какой-то мере являлись и являются моим хлебом; во-вторых, мне было рекомендовано надомное посещение некого специалиста, который бы помогал в быту; в-третьих, мне был противопоказан умеренный труд и умеренные психологические нагрузки, на которые я в принципе, согласно нормам трудового законодательства Российской Федерации, имею права; в-четвертых, мое рабочее место должно иметь хорошее освещение. Для чего? Право, не знаю".

Конечно, такое положение вещей не могло устроить Алексея, поэтому жалоба не заставила себя долго ждать. 

"Еще одна маленькая ремарочка. Как оказалось, вовремя я успел поступить на юриста, так как в сентябре 2015 года на уровне министерства труда Российской Федерации обсуждался вопрос об ограничении инвалидов при выборе их будущих профессий. В санкционный список едва не попали те, кто хотел связать свою дальнейшую жизнь с правом. А еще, как выяснилось из реабилитационной программы, у меня недостаточный уровень общения с людьми и участия в различных мероприятиях. Кроме того, положенную мне тактильную трость я ждал около года". 

Перед очередной медико-социальной экспертизой Алексей погрузился в подробное прочтение законодательства в сфере прав инвалидов, и к началу разговора с экспертами подготовился, как полководец к битве. Перед началом экспертизы, заключающейся в беседах с экспертами и некоторыми врачами, молодого человека предупредили о том, что ведется аудиозапись всех разговоров. Возражать он не стал – так даже и лучше. 

"В ходе конструктивного диалога обследовавшая меня комиссия узнала очень много о жизни инвалидов, например, про специальные голосовые программы, позволяющие практически без ограничений пользоваться компьютером и осваивать всемирную паутину. Не знали многоуважаемые эксперты и о том, что незрячие люди могут самостоятельно готовить себе еду, стирать и гладить вещи, а в качестве хобби – даже рисовать. 

Справедливость восторжествовала, и мне рекомендовали учиться и работать по специальности и даже попросили записать видео приготовления пищи. Мне следовало бы радоваться такой победе, но на душе отчего-то грустно. Наверное, потому, что многие из инвалидов предпочитают, заперевшись в четырех стенах, смириться с беззаконием, а не отстаивать свои права и не учить этому других. 

Я не думаю, что ситуация в нашей стране в плане взаимоотношения общества и инвалидов настолько плоха, как может показаться поверхностному взгляду. И дело тут даже не в неправильных рекомендациях экспертов, разрабатывающих комплекс реабилитационных мер, и не в нежелании крупных торговых сетей ставить очередной пандус или приделать кнопку вызова одного из сотрудников, а в наличии определенных стереотипов непосредственно в головах самих граждан. Уверен, что настанет такое время, когда инвалидов перестанут считать проблемой, требующей решения на государственном уровне, и что найдется решение проблем, вызванных инвалидностью".

Напомним, что в 2012 г. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН "О правах инвалидов", а с 01.01.2016 г. Вступили в силу изменения в Федеральный закон "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации". Кроме того, в том же 2012 году был разработан новый свод строительных норм и правил по обустройству зданий и сооружений для маломобильных групп населения. Однако, как показывает практика, программа несовершенна и требует дополнительных корректировок. 

Также следите за последними новостями через Вконтакте и Facebook.
Уважаемые читатели! Убедительная просьба, оставляя комментарии, не использовать ненормативную лексику и оскорбления. В противном случае Ваш комментарий будет удален!